Биография писателя, тексты произведений, ссылки.
•   Михаил Булгаков » Смех под знаком Апокалипсиса (М.Булгаков и «Сатирикон»). Часть 30 

Смех под знаком Апокалипсиса (М.Булгаков и «Сатирикон»). Часть 30

 
Предыдущая Следующая

После многих испытаний и горестей герои Сенкевича Виниций и Лигия обретают счастье, удивительно похожее на то, которое достается героям Булгакова и именуется покоем: "Ты спрашиваешь, в безопасности ли мы? Я скажу тебе только, что о нас забыли, - пусть это послужит тебе ответом. В эту минуту из портика, под которым я пишу это письмо, я вижу наш спокойный залив, а на нем лодку и Урса, который погружает сеть в светлую глубину моря. Моя жена прядет пурпуровую шерсть, а в садах, под тенью миндальных деревьев, поют наши невольники. О, какое спокойствие, carissime, и какое забвение прежних тревог и горестей... Да, дорогой мой, мы счастливы счастьем, которое никто не может разрушить, ибо даже и смерть, которая для вас является концом всего, для нас будет только переходом еще к большему покою, к большей любви и большей радости..."

На первых же страницах "Камо грядеши?" - в тексте и комментариях - наталкиваемся на россыпь имен, которыми потом будут наделены персонажи "Мастера и Маргариты", а литературоведы станут ломать голову, откуда Булгаков почерпнул сведения о римской номенклатуре. "Афраний Бур и Сенека были воспитателями Нерона", - сообщает комментатор романа, античник-виртуоз С.И.Соболевский. Редкостным именем Афрания, как известно, у Булгакова будет назван всеведущий начальник тайной полиции Пилата. И сразу же у Сенкевича возникает имя Марк: Марк Виниций, молодой аристократ, главный герой романтической линии "Камо грядеши?". Рядом с ним высятся мощные фигуры двух гиган-тов-атлетов: кроткий силач христианин Урс и римлянин-гладиатор Кротон, о котором сообщается, что он "обладал силой зверя, зато не имел никаких человеческих чувств...". По ходу действия каждый из них оказывается то врагом и преследователем Марка, то другом и защитником, и постоянное их присутствие возле главного героя наводит на размышления, кажется, не вовсе безосновательное: не слил ли Булгаков в образе звероподобного силача Марка Крысобоя, огромного куска почти бесчувственной плоти, имя Марка с "материей" Кротона (сопоставленной с одухотворенной мощью Урса и тем подчеркнутой)? Дальше у Сенкевича появляется имя раба Демаса, подозрительно напоминающее Дисмаса, разбойника, о котором, мы помним, Иешуа слышит впервые из уст Пилата, но Булгаков, не исключено, услыхал от Сенкевича. Такая цепочка совпадений и приближений едва ли случайна.

Предыдущая Следующая
Панель управления
логин :
пароль :
Регистрация
Напомнить пароль?
Разделы
     Главная
     Хроника жизни
     СМИ
     Галерея
     Романы и повести
     Сочинения
     Пьесы
     Рассказы
     Эссе и публицистика
     Критические статьи
     Информация
     Разное
     Полезное
     Карта сайта
     Контакты
     Баннеры
     Ссылки
Рекомендуем прочесть
Друзья
А также на сайте
     RSS подписка RSS
Популярное
    Опрос
    Ваш любимый роман Михаила Афанасьевича Булгакова:

    "Мастер и Маргарита"
    "Белая гвардия"
    "Собачье сердце"
    "Роковые яйца"
    "Бега"
    "Записки юного врача"
    "Дьяволиада"
    Другая

    © 2015 - Все о творчестве М. Булгакова