Биография писателя, тексты произведений, ссылки.
•   Михаил Булгаков » Для чего зажигают светильники, или Евангелие от Булгакова. Часть 9 

Для чего зажигают светильники, или Евангелие от Булгакова. Часть 9

 
Предыдущая Следующая

Итак, Пилату не удается спасти Иешуа от гибели. Он взбешен, и ярость его двойная, поскольку он отлично понимает, что вся манипуляция с обвинительными документами — следствие незаконной юридической операции, подстроенной Каифой с целью унизить его.

Пилат ненавидит Кайфу, Кайфа в свою очередь люто ненавидит Пилата. Это подтверждается не только художественными, но и имевшими место в действительности историческими реалиями. Их совместное управление Иудеей — это цепь нескончаемых политических интриг, доносов, убийств, подавления мятежей. «Кайфа самый страшный из всех людей в этой стране...», — говорит Пилат. Кайфа же полагает, что Иешуа Га-Ноцри — провокатор, подосланный Пилатом с целью вызвать в Ершалаиме беспорядки, которые потом можно бы было жестоко подавить, преподав очередной урок иудеям: «Ты хотел его выпустить, — объясняет Кайфа Пилату свое решение по делу Га-Ноцри, — затем, чтобы он смутил народ, над верою надругался и подвел народ под римские мечи!»

Анализируя булгаковский подтекст, А.Зеркалов, в конце концов, приходит к следующим выводам: «Итак, в городе появляется неизвестный молодой человек, обаятельный, говорящий на трех языках, охотно вступающий в контакты... Говорит он нечто странное, но для бедноты привлекательное. Местная власть, запуганная прежними делами игемона, настораживается: римляне еще больше, чем храм, боятся подлинных народных волнений — но всеведущий Афраний почему-то не трогает этого человека... Вывод ясен: человек подослан Афранием же по приказу игемона. Убить его — увольте: праздник пасхи начинается, город полон чужих людей, и среди них кишат римские агенты. Арестовать — тоже нельзя, люди начальника тайной службы отобьют. Сверх того, накипевшая ненависть к злобному правителю не позволяет удовлетвориться простым решением, хочется заодно отомстить. И возникает план: заставить провокаторов убить шпиона своими руками. Заманить его в дом, где римской полиции наверняка не будет, там схватить, мгновенно доставить в тюрьму. Состряпать дело об оскорблении религии, осудить на смерть; чтобы унизить игемона — ввести, очевидно, ложное обвинение о въезде на осле в Ершалаим. Заодно же с приговором подсунуть официальный донос о речах против кесаря, и пусть наместник-провокатор осмелится замять два официальных дела! Не осмелится...» Такова версия А.Зеркалова, с которой, однако, можно поспорить. Дело в том, что убить провокатора всегда легче и быстрее (инсценировав, например, случайную драку и т.д.), чем заманить в дом и не допускать туда римских агентов во все время продолжения подстрекательской беседы. Да и к тому же — пошел бы по доброй воле провокатор в незнакомый дом да еще с малознакомым ему человеком? Уж кто-кто, а он-то наверняка знал технику процедуры совращения, предшествовавшую аресту! У Афрания, и это ясно даже из текста романа, были подобраны люди, понимающие толк в своей профессии. А если бы этот предполагаемый провокатор и вошел в дом, то, в конце концов, стал ли бы он произносить фразу, поносящую с точки зрения римской юстиции, величие кесаря, зная, что тем самым подписывает себе смертный приговор? А ведь мог ли надеяться на это президент синедриона? Это единственное серьезное обвинение — над всем остальным Пилат и Афраний просто посмеялись бы. Кайфа очень неглупый человек, не мог всего этого не учитывать. Если он все же заманивает этого человека в дом, значит знает наверняка, что Иешуа не имеет никакого отношения к римской полиции, более того — его никто не охраняет, кроме его безумного ученика Левия Матфея, чью опеку в нужное время можно легко устранить «необъяснимой и неожиданной хворью», весьма странной природы. Впрочем, версия о провокаторе Кайфе тоже может пригодиться. Но у читателя тут возникает новый вопрос: почему Афраний не трогает Иешуа, этого философствующего бродягу с его сомнительной «теорией о симпатичных людях», потенциально способной вызвать среди городской бедноты волнения? Ведь это его прямая обязанность, к тому же беспорядки среди иудеев так же опасны для синедриона, как и для него? Да потому, что, видимо, существует все-таки какая-то связь между Афранием и Иешуа, и какого рода эта связь Кайфа уже догадался. Почему же просто не убил совершенно беззащитного бродягу? Здесь А.Зеркалов несомненно прав: да потому, что представился редкий случай отомстить — и не одному, а сразу обоим заклятым врагам, притом отомстить в чудовищной по своей изобретательности форме. Возможно, Пилат не поддастся человеческому обаянию Иешуа, и гибель последнего по собственному утвержденному приговору не причинит прокуратору мук и угрызений совести: в конце концов никто не мог знать заранее, что Га-Ноцри способен излечить Пилатову мигрень. Пусть не удастся сыграть на жалости прокуратора к обвиняемому, ведь он человек отнюдь не сентиментальный. Все равно будет задето его самолюбие, так как игра на ложных обвинениях с последующей подачей главного, послужившего приговором, — очевидная попытка унизить. В любом случае, прокуратор должен понимать дело так, что ему представили его же собственного агента-провокатора (в разговоре с Пилатом Кайфа намекает на это), которого он ко всему прочему должен уничтожить личным приговором. Согласитесь, это оскорбительно! Афранию же следовало дать понять, что хотя Пилату дело Иешуа представлено как недвусмысленный намек на неудавшуюся провокацию, настоящая подоплека ареста Га-Ноцри иная, и начальник тайной службы должен догадаться об этом по характеру осуществленной операции и по поспешности ее проведения.

Предыдущая Следующая
Панель управления
логин :
пароль :
Регистрация
Напомнить пароль?
Разделы
     Главная
     Хроника жизни
     СМИ
     Галерея
     Романы и повести
     Сочинения
     Пьесы
     Рассказы
     Эссе и публицистика
     Критические статьи
     Информация
     Разное
     Полезное
     Карта сайта
     Контакты
     Баннеры
     Ссылки
Рекомендуем прочесть
Друзья
А также на сайте
     RSS подписка RSS
Популярное
    Опрос
    Ваш любимый роман Михаила Афанасьевича Булгакова:

    "Мастер и Маргарита"
    "Белая гвардия"
    "Собачье сердце"
    "Роковые яйца"
    "Бега"
    "Записки юного врача"
    "Дьяволиада"
    Другая

    © 2015 - Все о творчестве М. Булгакова