Биография писателя, тексты произведений, ссылки.
•   Михаил Булгаков » Бэлза И. Партитура Михаила Булгакова. Часть четвертая 

Бэлза И. Партитура Михаила Булгакова. Часть четвертая

 
Предыдущая Следующая

Помимо песен, которые поются для поднятия настроения офицеров и юнкеров, преданных и брошенных на произвол судьбы белогвардейским командованием, в романе время от времени раздаются украинские народные песни. С чисто гоголевской восторженностью описывает Булгаков красоту украинской девушки - молочницы Явдохи, поэтичность песен "с чудным Грицем", с обращением к земле украинской:

Гай, за гаем, гаем,
Гаем зелененьким...
Там орала дивчиненька
Воликом черненьким...

Очень многообразна музыкальная стихия романа. Вот знаменитый хор в древнем киевском соборе Святой Софии, завершая торжественное богослужение, поет многолетие. Кому оно было возглашено - неизвестно, то ли так называемой Украинской народной республике, то ли самому Петлюре. Начинается крестный ход, слышны возгласы антирусские, антисемитские, возгласы ненависти, вплетающиеся в религиозную кутерьму. И еще один мстив врывается в эту "страшную, вопящую кутерьму", как определил Булгаков происходившее.

"Слепцы-лирники тянули за душу отчаянную песню...

"Ой, когда конец века искончается,
А тогда Страшный суд приближается..."

И эти две строчки "отчаянной песни", появляющиеся в романе, передают ощущение всеобщей растерянности, разрухи, на фоне которой выплывают самые низменные инстинкты, волны ненависти, толкавшей на преступления, совершавшиеся теми, кому в древнем русском храме пели "Многае лета". И слова о приближении Страшного суда здесь воспринимаются как некий эмоциональный итог этих страниц булгаковской "звучащей прозы".

Через весь первый роман писателя прокатываются отзвуки второго эпиграфа к "Белой гвардии", взятого из "потрясающей книги", как называл Булгаков Апокалипсис, которым он зачитывался, будучи еще гимназистом и проникаясь верой в непреложность закона, требующего, чтобы люди были судимы "сообразно с делами своими". А первый эпиграф Булгаков взял из "Капитанской дочки", за участь которой он опасался, предрекая даже, что ее "сожгут в печи". Ибо линию защиты Пушкина он начал строить уже на первых страницах "Белой гвардии", и линия эта, в сооружении которой приняли участие и другие мастера русской культуры, оказалась надежной и несокрушимой. Именно командор ордена русских писателей создал образ бесов, разгулявшихся затем в романе Достоевского и ворвавшихся в булгаковскую прозу. Завывание ветра, пугавшее заблудившихся героев "Капитанской дочки" - юного Гринева и сопровождавшего его Савельича, возникает и на страницах "Белой гвардии". Чутко расслышал это завывание писатель, повествуя о судьбах заблудившихся людей и бурях эпохи. Недаром Максимилиан Волошин писал весной 1925 года редактору альманаха "Недра" (где, как известно, была напечатана булгаковская "Дьяволиада") Н.С.Ангарскому о своих впечатлениях от "Белой гвардии": "И во вторичном чтении эта вещь представилась мне очень крупной и оригинальной; как дебют начинающего писателя ее можно сравнить только с дебютами Толстого и Достоевского".

Предыдущая Следующая
Панель управления
логин :
пароль :
Регистрация
Напомнить пароль?
Разделы
     Главная
     Хроника жизни
     СМИ
     Галерея
     Романы и повести
     Сочинения
     Пьесы
     Рассказы
     Эссе и публицистика
     Критические статьи
     Информация
     Разное
     Полезное
     Карта сайта
     Контакты
     Баннеры
     Ссылки
Рекомендуем прочесть
Друзья
А также на сайте
     RSS подписка RSS
Популярное
    Опрос
    Ваш любимый роман Михаила Афанасьевича Булгакова:

    "Мастер и Маргарита"
    "Белая гвардия"
    "Собачье сердце"
    "Роковые яйца"
    "Бега"
    "Записки юного врача"
    "Дьяволиада"
    Другая

    © 2015 - Все о творчестве М. Булгакова