Биография писателя, тексты произведений, ссылки.
•   Михаил Булгаков » СМИ » Рукописи не горят. Дым Отечества 

Рукописи не горят. Дым Отечества

Правда, первый фестивальный спектакль, показанный Краковским театром имени Юлиуша Словацкого, рассказывал о московском периоде жизни Мастера. МХАТ, НКВД, интриги, слежка, обыски, сосланный Эрдман, умирающий Булгаков, плотный страшный колпак советской власти... Сам Михаил Афанасьевич на сцене так и не появился. Он присутствовал незримо, но тем сильнее ощущение тотального ужаса.

Сегодня Булгакова делят. Россия с Украиной вступила в негласное соревнование, и счет, как в скучном матче, пока 0:0. Москва посмеивается над нашими патриотами, которые пытаются втиснуть не признававшего украинскую культуру Булгакова в эту же украинскую культуру, а мы смеемся над Москвой, потому что Булгаков у нас родился, женился, получил высшее образование и написал про наш Город эссе, роман, а потом еще пьесу, и вообще у нас музей есть, а в музее диван и книги...

На пресс-конференции, предваряющей фестиваль, много говорилось о любви Булгакова к родине, при этом почему-то совершенно игнорировался тот факт, что родиной для Михаила Афанасьевича была Российская империя. Он присягал на верность ей и государю и клятвы этой не нарушал. Ее нарушило время.

Он родился в Киеве на Воздвиженской улице и жил в разных домах, в том числе на Андреевском спуске, 13, где сегодня расположен единственный в мире музей его имени и куда Булгаков поселил своих Турбиных. Его крестили на Подоле в Крестовоздвиженской церкви, и там традиционной панихидой открывался нынешний фестиваль. Интересно все-таки спросить у какого-нибудь батюшки, что он думает о православном писателе, сделавшем Сатану едва ли не главным положительным героем.

Писателем Булгаков стал в Москве. В Киеве он учился на медика, и этой стороне его биографии был отведен целый фестивальный день. Действо разворачивалось в нынешнем Музее медицины, бывшем анатомическом театре на улице Фундуклеевской (теперь Богдана Хмельницкого), где юный Миша Булгаков постигал медицинские азы. Предельно насыщенная программа включала также посещение легендарного киевского морга, прилегающего к музею, — в этом подвале по сюжету "Белой гвардии" Николка искал тело полковника Най-Турса.
 Теперь недорогие люстры № 1 для детской, для комнаты, для кухни, а также бра, торшеры, кованые, хрустальные, класические, светьльники, можно купить на специальном сайте магазина люстр и светильников.
"Старайтесь ни к чему не прикасаться, — предупредил сопровождавший нас актер Театра на Подоле. — Сами понимаете, ремонт здесь не делался давно...".

Характерный, так и не выветрившийся запах, осклизлые стены, сырость и мрак... Ступая с благоговейным трепетом по каменной щербатой лестнице, штопором уходящей в огромную кладовку, где в прошлом веке хранили мертвых людей, я вспомнила, что Николка со сторожем опускались туда на лифте.

"Платформа стала. Николка мутно видел то, чего он никогда не видел. Как дрова в штабелях, одни на других, лежали голые, источающие несносный, душащий смрад, человеческие тела. Ноги, закоченевшие или расслабленные, торчали ступнями. Женские головы лежали со взбившимися и разметанными волосами, а груди их были мятыми, жеваными, в синяках".

Стоя в мутной рыжеватой жиже, текущей непонятно откуда и куда, и глядя на подозрительно узкие проржавевшие многоярусные ячейки (неужели наши несчастные предки были так тщедушны?), я боролась с навязчивым желанием броситься "экскурсоводу" на шею, поджать под себя ноги и прошептать низким трагическим голосом: "Довольно!".

"Холодильников тогда не было, помещение изнутри обкладывалось льдом, тела сгружались на лифте, и санитары управлялись с ними при помощи специальных крюков. На самом деле трупов здесь не видели лет 50-60... Правда, кое-что еще осталось..." — интригующе заметил наш провожатый и указал на пожелтевшие человеческие кости в одной из ячеек. "Останки освящены и в ближайшее время будут преданы земле".

Художественная часть медицинского фестивального дня оказалась ничуть не менее "интересной" — она посвящалась морфинизму писателя, и Театр на Подоле показывал свой репертуарный спектакль "Сложи слово "Вечность" по мотивам булгаковской повести "Морфий". То ли подвал на меня так подействовал, то ли слово "вечность", но к концу дня я чувствовала себя безнадежно больной. Причем всеми существующими на свете болезнями cразу. Включая морфинизм.

Приблизительно с 1916 по 1919 год Михаил Афанасьевич плотно сидел на игле. Его наркотическое безумие началось, когда он работал в жуткой глухомани земским врачом (молодой Булгаков не только лечил больных лекарствами, но и оперировал, ампутировал, принимал роды), и закончилось совершенно чудесным образом во многом благодаря его первой жене Татьяне Лаппе...

После медицинского дня наступил день французский — и вновь постановка Театра на Подоле по пьесе Булгакова "Полоумный Журден" (кстати, худрук театра Виталий Малахов — главный инициатор и организатор фестиваля).

Ближе к финалу стали съезжаться звезды. Александр Филиппенко, Игорь Дмитриев... На этот раз Дмитриев не только принял участие в чтениях романа, но и презентовал свой проект "Мелодекламации Серебряного века".

Если кто не знает, мелодекламации — это когда актер читает стихи в музыкальном сопровождении. Петербуржец до мозга костей, столь органично вписавшийся в старинный киевский особняк на Ярославовом Валу (бывшие буржуйские апартаменты, ныне театр "Сузiр’я"), два часа под аккомпанемент гитары и фортепиано приобщал киевлян к русской культуре.

"Да, мне нравилась девушка в белом, но теперь я люблю в голубом", — мечтательно выводил Игорь Борисович, попутно сокрушаясь, что мелодекламация умерла и виною всему большевики, которым этот жанр почему-то не понравился.

Вообще, булгаковский фестиваль изначально задумывался эдаким пиром на весь мир, цель которого — показать, что мы тоже можем рожать "собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов". Судя по всему, мир отнесся к этому с пониманием и любопытством. Почитать роман Булгакова приехали из России, Грузии, Польши, Канады и даже Великобритании — преподаватель королевского колледжа Уэльса Дэвид Бриттен, переведший по заказу Би-би-си "Белую гвардию", представил свою инсценировку одной из глав.
 
Дом постройки изумительной
 
В последний день пошли почести: грамоты от городского головы Александра Омельченко, под патронатом которого проводился фестиваль, поздравительная телеграмма от министра культуры Оксаны Билозир...

Слушая про "безпрецедентний культурний спадок" и "внесок у розвиток", я думала о том, как сложилась бы судьба Михаила Афанасьевича, останься он в Киеве.

Скорее всего, он бы здесь не остался. Его бы раздражали вывески "Їдальня" и "Перукарня" ("Никогда на таком языке никакой дьявол не говорил. Это его ваш Винниченко выдумал"), автокефальная церковь, мало и лениво читающая публика, тень Петлюры, гетмана и роковых дней 1918 года "по Рождестве Христовом".

Он безумно любил "зелень своей Родины", днепровские кручи, переулки, церкви, фонтаны, трамваи
и "дом постройки изумительной" на Андреевском спуске, 13, но какою-то немножко странною, почти топографической любовью. И эта любовь не отменяет его глумливого отношения к Украине, часть которой веками разговаривала на несуществующем языке. А уж о том, что Украина может превратиться в отдельное государство, ему даже в голову не приходило. Да, Булгакова невероятно трудно пристраивать на пьедестал. Он с него падает.

"Я человек таков, — язвительно заметил как-то Михаил Афанасьевич, — что могу и не послушаться!". Он и не слушался, с поразительным достоинством и интеллигентским высокомерием прожив значительную часть жизни в чужой и недостойной его стране, подружиться с которой у него так и не получилось.

"В СССР я был один-единственный литературный волк. Мне советовали выкрасить шкуру. Нелепый совет. Крашеный ли волк, стриженый ли волк, он все равно не похож на пуделя", — напишет Булгаков Сталину в 1931 году. Сталин его не тронет, просто не даст больше напечатать ни строки. Писатель умрет сам, через девять лет, вызывающе не по-советски — от наследственной болезни почек, доставшейся ему от отца Афанасия Ивановича, профессора Киевской духовной академии.

Юлия ПЯТЕЦКАЯ


26-07-2005, 14:25 Раздел: СМИ
Другие статьи по данной теме:

Комментарии (0) на Рукописи не горят. Дым Отечества


Панель управления
логин :
пароль :
Регистрация
Напомнить пароль?
Разделы
     Главная
     Хроника жизни
     СМИ
     Галерея
     Романы и повести
     Сочинения
     Пьесы
     Рассказы
     Эссе и публицистика
     Критические статьи
     Информация
     Разное
     Полезное
     Карта сайта
     Контакты
     Баннеры
     Ссылки
Рекомендуем прочесть
Друзья
А также на сайте
     RSS подписка RSS
Популярное
    Опрос
    Ваш любимый роман Михаила Афанасьевича Булгакова:

    "Мастер и Маргарита"
    "Белая гвардия"
    "Собачье сердце"
    "Роковые яйца"
    "Бега"
    "Записки юного врача"
    "Дьяволиада"
    Другая

    © 2015 - Все о творчестве М. Булгакова