Биография писателя, тексты произведений, ссылки.
•   Михаил Булгаков » СМИ » В период подготовки к съемкам "мастера и маргариты" режиссеру владимиру наумову приснилась елена сергеевна булгакова и сказала: "не волнуйтесь! Картина сниматься не будет" 

В период подготовки к съемкам "мастера и маргариты" режиссеру владимиру наумову приснилась елена сергеевна булгакова и сказала: "не волнуйтесь! Картина сниматься не будет"


Владимир Наумов: "Булгаков должен выбрать сам, кто будет снимать "Мастера"

-- Когда мы с Аловым снимали "Бег" (это была первая экранизация Булгакова в нашей стране), литературным консультантом у нас была Елена Сергеевна Булгакова, вдова писателя. Она была совершенно фантастическая женщина, потрясающая, красивая, несмотря на возраст, и такая... мистическая -- недаром Булгаков писал с нее Маргариту (мы в этом абсолютно уверены).

Она приходила на студию смотреть материал и потом говорила:

-- Сашечка и Володечка (это Алов и я)! Этот эпизод надо немножко переделать.

-- Ну как же так, Елена Сергеевна? Мы же вчера обсуждали... Все вроде нравилось...

-- Да, но Михал Афанасьич просил переделать.

А Михал Афанасьич-то давно уж умер!

Сначала мы подсмеивались над ее чудачествами, но потом вдруг поняли: Булгаков ей снится каждую ночь! И она ему все рассказывает.

Она существовала как бы в двух мирах -- реальном и фантастическом, в мире снов, воспоминаний, фантазий. Мы подолгу просиживали на ее крошечной кухне, окна которой выходили на купола маленькой старой церкви. Иногда она словно забывала про нас и сидела неподвижно, улыбаясь каким-то своим мыслям. Она умела создать причудливую, таинственную атмосферу булгаковского мира.

Иногда нам с Аловым казалось, что мы лично с ним знакомы и он только что вышел из дверей этой темной кухоньки. Как-то сказала: "Я единственный представитель Булгакова на Земле..." И, естественно, после такого заявления мы учли все ее замечания "оттуда". Причем все они оказались очень разумными и необычайно точными. Елена Сергеевна очень помогла нам во время съемок фильма. Именно она познакомила нас с Ксенией -- вдовой брата Михаила Афанасьевича, Николая, живущей во Франции... Когда мы снимали в Париже, Ксения прислала нам бывшего полковника царской армии, ныне шофера парижского такси, одного из тех, кого описал Булгаков в "Белой гвардии". Замечательный был персонаж, огромного роста, по фамилии Громов. Он нас бесплатно возил по Парижу со съемки и на съемку, выбирал с нами натуру...

По завершении монтажа мы пригласили Елену Сергеевну посмотреть уже готовый фильм. И на следующий день должны были обедать у нее дома. Мы с Аловым вышли ее провожать на центральную площадь "Мосфильма". И так случилось, что у нас с машиной возникли какие-то проблемы. Мы вызвали такси. Это был старый, облезлый, проржавевший автомобиль. Она села в эту машину с желтыми мутными стеклами, и такси тронулось...

Отъехав метров на тридцать, машина вдруг остановилась и задним ходом вернулась к нам. Как сейчас вижу: стекло медленно опустилось, и из этой мути появилось ее лицо. Она вдруг сказала:

-- Володечка! А почему у вас траурная рубашка?

-- Да вы что, Елена Сергеевна? Какая траурная? Просто черная -- Евтушенко привез из Америки и подарил. Просто черная рубашка.

-- Нет, траурная.

Закрыла окошко и уехала.

Это были последние слова, которые мы от нее слышали. На следующий день нам позвонили и сказали: обеда не будет. Елена Сергеевна умерла.

...А ведь именно она дала нам прочитать первый раз "Мастера" -- полное парижское издание. И мы обсуждали с ней вопрос о фильме. Насколько я знаю, многие режиссеры хотели снимать "Мастера и Маргариту"... Рязанов, Гайдай, Таланкин, Полока... Наверное, кто-то еще.

Прошло несколько лет. Началась перестройка. Климов был избран первым секретарем Союза. И получил право на постановку этой картины. Ермаш его поддержал.

Это было большое разочарование для нас. Мы были абсолютно уверены, что снимать будем мы...

Далее произошла странная, мистическая история. Как-то ночью раздается звонок в дверь. Первое, что я сделал, когда зажег лампу, -- посмотрел на часы, которые у меня всегда у изголовья. Ровно три часа ночи. Мой Агат -- доберман-пинчер, чемпион потрясающей красоты, молчит. Первая странность.

Я вскочил, побежал к двери открыть и с размаху ударился коленкой о мебель. Смотрю в дверной глазок: стоит Елена Сергеевна Булгакова в шубе, в которой я никогда ее не видел. Но ведь она умерла много лет назад... Я открываю дверь, смутно помню, что, видимо, это сон: "Елена Сергеевна, господи, заходите скорей". А сам не могу понять, что происходит. Провожу ее на кухню: "Я вам чаю дам, раздевайтесь". -- "Нет-нет, я на секундочку. Михал Афанасьич ждет внизу в такси".

Михал Афанасьич внизу? Полный бред!

Она садится на стул и говорит мне: "Не волнуйтесь! Картина сниматься не будет". Я не сразу понял, о чем она говорит. Наконец я начинаю понимать...

...А в это время полным ходом идет подготовительный период "Мастера и Маргариты" у Элема Климова. Огромная реклама, газеты сообщают о колоссальном бюджете, бесконечные интервью... Климов ведет переговоры в Америке... А она: "Картины не будет..."

Я провожаю ее, Елена Сергеевна садится в лифт, створки закрываются, и она уезжает...

Я вернулся в квартиру, лег и заснул. Утром просыпаюсь и думаю: "Ну ничего себе! Что-то нервы совсем расшатались".

Поехал на работу в полной уверенности, что это был сон. Вечером приезжаю домой, иду в душ, раздеваюсь... и вдруг вижу: на коленке, там, где я ударился ночью, -- огромный синяк. Значит, это не сон? Или сон? Не знаю!

Звоню своему приятелю и рассказываю эту историю. Он не верит: "Брось! Чепуха! В газетах сообщения -- начинаются съемки, отовсюду идут деньги, миллионы". Я говорю: "Запиши, что сказала Елена Сергеевна, через год проверим".

После этого еще несколько месяцев продолжался ажиотаж, рекламный бум проекта Климова. А потом все как-то развалилось, пропало...

Была еще одна мистическая история, совсем из другой оперы... Я довольно много и давно рисую. У меня огромное количество рисунков, посвященных роману "Мастер и Маргарита", -- около тысячи примерно.

И как-то меня попросили поучаствовать в выставке-аукционе в Союзе кинематографистов. Там выставлялись работы режиссеров, актеров, художников. Мне предложили отдать несколько рисунков, в том числе самый любимый набросок тушью Пилата. Я его сделал в течение двадцати секунд, не отрывая пера от бумаги. Я сказал, что не дам -- вдруг купят? А мне не хотелось расставаться с этим рисунком. Чтобы этого не случилось, мы решили поставить баснословную цену. Выставка открылась, прошел аукцион. Я там не был. Вдруг звонят из Союза: "Продали Пилата!"

-- Как?

-- Купили!

-- За эту огромную сумму?

-- Да!

Я был в шоке...

А произошло это так. На сцену Белого зала выносили картины прекрасных художников и режиссеров. И большие работы, маслом, в шикарных рамах, размер -- метр на полтора. Потом объявляют:

-- Наумов, "Пилат".

И выносят листочек, на котором даже не видно, что нарисовано, и называют сумму в двадцать раз больше. Зал от хохота упал. Все подумали, что это розыгрыш. И вдруг встает человек, идет по проходу, влезает на сцену, платит деньги, забирает из рук аукциониста Пилата и... уходит.

Я сразу понял, что это кто-то из моих старых приятелей из компании Воланда -- у меня с ними очень дружеские отношения. Конечно, не сам Воланд, он бы не унизился до такого шага, скорее посыльный, какой-нибудь неизвестный заместитель Коровьева. Высокий худой человек с впалыми щеками в сером свитере. Я попросил организаторов аукциона найти его:

-- Я дам ему еще десять рисунков бесплатно!

Но он бесследно исчез.

После этого случая я нарисовал не меньше ста Пилатов. Но так и не смог повторить тот рисунок -- ничего не получалось. Он мне очень нравился, тот проданный Пилат. Он был как бы мой приятель... Я уверен, что теперь он в коллекции Воланда.

Кстати, во ВГИКе, где мы с Аловым вели курс, на маленькой площадке наши студенты поставили "Мастера". Причем очень интересно. Будущий режиссер Пендраковский играл Коровьева, Лена Цыплакова -- Маргариту. Получился замечательный камерный спектакль.

...Конечно, вокруг этого произведения витает немало легенд. Хотя я вовсе не считаю, что роман неприкасаем и его нельзя экранизировать. Но... Булгаков должен выбрать сам. И он это сделает. Надеюсь, что всеобщее помешательство на сериалах не коснется этого романа.

Мне кажется, что пластические образы "Мастера и Маргариты" невозможно втиснуть в узкие рамки маленького телевизионного экрана. Представьте себе Джоконду на конфетном фантике. "Мастер и Маргарита" -- это для кино.

У телевидения совершенно другой масштаб, другие соотношения человека и экрана. Например, бал у Сатаны должен быть вселенским зрелищем. Что мы увидим на этом мини-экране? Сам смысл и суть романа расположены не только в характерах персонажей, напряжении сюжета и т.д., но и в потрясающих пластических образах.

Писатель очень четко и кинематографически точно описывает зрелище. И оно предназначено именно для большого экрана. Если целостность и единство романа разрубить на отдельные части, можно повредить живую ткань, нервы, пронизывающие весь роман.

Впрочем, это мое мнение. Возможно, я ошибаюсь.

Я до такой степени люблю Булгакова и именно этот роман, что не могу быть объективным... Наверное, когда-нибудь кто-нибудь сделает этот фильм. Наверное, будут снимать много раз. Сейчас я бы уже не взялся за этот проект -- не так много физических сил. Я бы сейчас не рискнул. Прошло время... Не получилось, не судьба...
Юрий Кара: "Мою картину видело большое количество нужных людей, кроме съемочной группы и большинства артистов"

-- Сейчас запустилась новая версия Бортко. Деньги дало НТВ, конкретно Гусинский. И... где он сейчас? Факт остается фактом -- у всех, кто связан с этой вещью, начинаются неприятности. Причем крупные. Думаю, теперь начальнику НТВ долго не будет нравиться роман.

С другой стороны, эта ситуация стимулировала моих продюсеров, которые не выпускали картину, уж не знаю, по какой причине. Для меня это загадка -- за эти шесть лет она бы уже десять раз себя окупила... Нормального объяснения этому нет...

По договору мне должны копию, которую я мог бы представить на фестивалях... Если бы они были нормальные люди -- они бы это исполнили. Ведь нас приглашали в Канн... С другой стороны, у меня были амбиции -- работать с Голливудом вместе по моему космическому проекту. Люди просили показать мою картину именно для профессионального разговора.

Суд сказал: нужно исполнить. Продюсеры неделю соображали и потом принесли заявление, что потеряли. Это тонна пленки! По этому факту было заведено уголовное дело.

На самом деле копия эта мне не очень-то нужна. Просто надо было, чтобы фильм вышел. Таким образом я хотел показать его друзьям и родственникам. Ведь группа и большинство артистов его не видела.

А второй раз я подал иск о том, что продюсеры нарушили мое авторское право показа. И они принесли список, огромный лист -- мол, эти люди смотрели и смотрят. Там депутаты Госдумы, нужные чиновники, известные режиссеры, актеры. Кстати, Гафта продюсеры просто обманули. Моя авторская версия продолжается ровно столько же, сколько и "Титаник", -- три часа двадцать минут. Ему же показали "западную", двухчасовую версию, из которой выпало полфильма. Там нет живого дыхания... Когда Гафт об этом узнал -- просто кричал: меня подставили!

Так что картину видело большое количество нужных людей. Она стала такая элитарная -- ее показывают только тому, кому хотят. Ее видели и Абдулов, и Шахназаров, и все замы Лужкова, и Говорухин. Я, кстати, к нему обратился за помощью -- он сказал: "Ну, ты сам должен фильм выручать". Вот такая помощь от депутата Госдумы.

История с перемонтажом тоже странная. Его вроде заказали делать Квирикадзе -- он даже сценарий не смог написать... А собирался "отрезать" руки-ноги, нарушить всю структуру фильма. Но ведь я последний монтаж согласовывал с человеком, которому абсолютно доверял -- с Альфредом Шнитке. Он десять лет не писал музыку для фильмов, но посмотрел наш материал, ему понравилось, и он написал дивную музыку. Я ездил к нему в Гамбург, и мы говорили, в частности, о монтаже. Он посоветовал какие-то сцены убрать -- я их убрал.

По количеству народных артистов на метр пленки -- самый звездный состав. В романе 500 персонажей -- у нас больше 50. Мы немножко сократили. Но даже в крошечных ролях блистают бриллиантами и Спартак Мишулин, и Куравлев, и Шалевич, и Роман Ткачук. Никто не считал зазорным сняться даже в маленьких ролях. Евстигнеева я пригласил на Воланда (мы очень дружили последние годы)... Он согласился, но, к сожалению, не успел. Затем уже возникла кандидатура Гафта. А Абдулов себя просто некрасиво вел -- сначала прибежал: "Я хочу играть Коровьева!" Потом убежал: "Я не хочу играть Коровьева!" Мне кажется, Филиппенко в моем понимании как-то точнее его сыграл...

Конечно, обидно, что никто не помог. Я оцениваю все это стоически. Смирился с ситуацией. С тем, что работу режиссера мне не оплатили -- договор был, что у меня будут проценты с проката. Ради Булгакова я готов был бесплатно работать -- но не ради продюсеров, которые мне говорят: скажи спасибо, что тебе дали возможность снимать ради искусства. Я уже устал. Киноязык же стареет.

Мне уже все равно, выйдет картина или нет. Книжка лежала двадцать пять лет, пока не издали, -- может, и фильму придется столько же ждать. Может быть, их наследники выпустят...
Элем Климов: "Мы с братом перебулгачили Булгакова..."

-- Когда мы с братом делали сценарий, речь шла о том, что мы пишем "по мотивам романа" с полным уважением к автору. Так мы и работали -- долго, сложно... У нас с ним было по два высших образования -- получили третье. Столько всего прочли, узнали во время этой работы. И, естественно, очень волновались -- как люди, которых мы уважаем, оценят наш труд?

Дали почитать Алесю Адамовичу и литературоведу Игорю Виноградову. Виноградов приехал ко мне домой, и мы записали его мнение на магнитофон. Он начал так: "Вы переписали Булгакова на 85 процентов". Мы замерли. Пауза. Он добавляет: "Хорошо бы еще на пятнадцать". А Адамович жил на Патриарших прудах. Они с подругой пошли гулять там с видеокамерой, и он столько наговорил! Основная фраза была: "Ну, братцы Климовы! Булгакова перебулгачили!"

Почему не вышло? Потому что это так называемое "сверхзвуковое кино" -- то, которое еще нет. Попытка сделать невозможное. Этих технологий еще нет -- их надо разработать. А старого кино я уже наснимался... Требовались большие деньги. Тогда я их не нашел.

Феллини? Действительно, было. В 1973 году здесь снималась "Красная палатка". Мы задружились с продюсером Франком Кристальди и с Клавой Кардинале. И Франк сам мне предложил: Феллини увлекся романом и хочет снимать только древние главы. Он попросил его найти русского режиссера на современные съемки, который знает фактуру. Я, конечно, перепугался... Меня вызвали в "Госкино", говорят, так и так... Думай. Я отвечаю, что уже знаю и рискну. Но Кристальди уехал, и все это растаяло...

Вообще все попытки что-то сделать на эту тему кончались неудачей. Даже Тарковский не знал, как сделать кота. Я видел фильм Александра Петровича -- это памфлет про Солженицына. Он взял кусочек романа... Мне не понравилось. Видел Вайду, где все происходит на свалке, Иуда звонит по телефону-автомату и доносит на Христа. И потом ему 30 сребреников из автомата вываливаются... Польский сериал -- вообще катастрофа.
Георгий Данелия: "Я рад, что не снял..."

-- Я не смог бы снять эту вещь так, как она написана. Так, как она написана, ее снять невозможно. В свое время Орсон Уэллс снял по Кафке "Процесс". Но им был написан новый сценарий, и никаких претензий у зрителя не возникало. автором этой картины был уже Орсон Уэллс. Значит, надо было такую картину снять, чтобы все забыли о Булгакове.

Но! Есть вещи, которые в литературе звучат хорошо, а эквивалент на экране им найти довольно-таки трудно. Особенно это относится к вещам популярным. Из всех экранизаций Ильфа и Петрова самой удачной оказалась Гайдая -- потому что она очень далека от источника. Она была самая кассовая и собрала больше всего зрителей. Это были не "Двенадцать стульев" Ильфа и Петрова. Это были "Двенадцать стульев" Гайдая по мотивам Ильфа и Петрова. Они могли понравиться или нет. Но когда зрители приняли картину -- уже не имело значения, что думают критики.

Актеров я даже мысленно не прикидывал. Это не та вещь, где, имея одного актера, можно дальше запускаться в плавание. Например, у вас есть Остап Бендер -- можно снимать "Двенадцать стульев". А здесь -- даже если есть точный Мастер, еще нельзя снимать картину. Куда ведет роман? Как решать эту троицу? Бал? Кстати, бал Сатаны мне кажется самым неинтересным в этом романе, который делает такие неожиданные повороты.

Не жалею, что не снял "Мастера". Наоборот, очень рад. Так прожил свою жизнь, что ни разу не провалился. А тут бы -- точно...



15-02-2001, 15:24 Раздел: СМИ
Другие статьи по данной теме:

Комментарии (0) на В период подготовки к съемкам "мастера и маргариты" режиссеру владимиру наумову приснилась елена сергеевна булгакова и сказала: "не волнуйтесь! Картина сниматься не будет"


шувалов игорь иванович
Панель управления
логин :
пароль :
Регистрация
Напомнить пароль?
Разделы
     Главная
     Хроника жизни
     СМИ
     Галерея
     Романы и повести
     Сочинения
     Пьесы
     Рассказы
     Эссе и публицистика
     Критические статьи
     Информация
     Разное
     Полезное
     Карта сайта
     Контакты
     Баннеры
     Ссылки
Рекомендуем прочесть
Друзья
А также на сайте
     RSS подписка RSS
Популярное
    Опрос
    Ваш любимый роман Михаила Афанасьевича Булгакова:

    "Мастер и Маргарита"
    "Белая гвардия"
    "Собачье сердце"
    "Роковые яйца"
    "Бега"
    "Записки юного врача"
    "Дьяволиада"
    Другая

    © 2015 - Все о творчестве М. Булгакова